Беседы с Гойко Митичем. Часть 2

22.11.2015 | Гойко Митич, ИНТЕРВЬЮ / ПЕРСОНЫ | 2 коммент. | Автор:

Вторая часть нашей беседы с Гойко Митичем (см. Часть 1) посвящена западногерманским экранизациям романов Карла Мая, снятым более пятидесяти лет назад, а также съемкам новой версии «Виннету», продюсируемой немецкой телекомпанией RTL, фирмой Rat Pack и наследниками Хорста Вендландта из старой «Риальто-фильм».

 

Часть 2-я. Карл Май и не только

Гойко Митич в экранизации Карла Мая «Виннету II» (1964)
/ в нашем прокате с июля 1975 года как вторая серия фильма «Виннету — сын Инчу-Чуна»

– Дорогой Гойко, в кино Вы сыграли довольно много ролей, а в одном из первых фильмов Вам пришлось стать убийцей американского президента…

— Да, было такое дело. Действительно, я стрелял в Линкольна в старом западногерманском фильме «Хижина дяди Тома».

Гойко Митич в фильме «Хижина дяди Тома» (1965) / в нашем прокате с июня 1966 года

– И все же Ваша «индейская» кинокарьера началась в первой половине 1960-х годов, когда Вы появились в западногерманских экранизациях Карла Мая: «Олд Шеттерхэнд», «Виннету II» и «Среди коршунов». Вам самому интересно было сниматься в этих картинах?

— Конечно, много было всего интересного. Та же «индейская тема», что и в более поздней нашей серии студии ДЕФА. Но разница в том, что эти фильмы были сняты по рассказам и романам Карла Мая, величайшего сочинителя и фантазера. Почти все его фигуры из мира вымышленных героев, хотя многие из них довольно интересны и самобытны. Но эти фильмы не имели ничего общего с реальной историей. Главное в них – борьба Добра со Злом, а вовсе не те события, что действительно происходили на американском континенте. Именно это отличало фильмы по романам Мая от нашей первой картины «Сыновья Большой Медведицы», снятой по роману Лизелотты Вельскопф-Генрих. Госпожа Лизелотта сама была среди индейцев и все видела собственными глазами. Карл Май же никогда их не видел. Все его книги являлись плодом богатой фантазии. Однако оба варианта немецкого вестерна прекрасно приняли в тогдашних обеих Германиях. Сначала появились фильмы в ФРГ, а позже пошли и наши фильмы. Впервые их показали в ГДР, затем в странах Восточной Европы и в бывшем Советском Союзе. Такое кино очень хорошо принимали, и это настоящая награда для всех участников съемок. На улице тебя хлопали по плечу, восклицали: «Это здорово!» Что еще можно желать лучшего для актера?

– А сочинения Карла Мая играли в Вашей жизни какую-либо роль?

— Да, конечно. Когда я был мальчишкой, именно Карл Май был первым, кто пробудил во мне интерес к индейской теме. Вообще, это феномен, настоящий феномен. Удивительно, но в Германии, да и во всей Европе, говоря об индейцах, прежде всего вспоминают о Виннету. Просто непостижимо, как повлияли на людей романы Карла Мая.

Белградское издание романа Карла Мая «Виннету» / NOLIT, Beograd, Zanimljiva biblioteka (1965)

– Получается, что книги Мая были доступны в Югославии? Неужели на немецком?

— Нет, нет, были хорошие переводы на сербско-хорватском. Мы, дети, брали эти книги в библиотеке. Все три тома «Виннету» я буквально «проглотил», а потом, помню, очень неохотно нёс обратно в библиотеку. Вот тогда уже эти истории пробудили во мне интерес к индейцам. Конечно, у меня и в мыслях в то время не было, что когда-нибудь я сам в кино сыграю краснокожего. Потом, будучи студентом, я случайно оказался в съемочной группе, которая экранизировала его произведения. Ну, а после объединения двух Германий стал играть на сцене в Бад-Зегеберге, где уже давно идут театральные постановки по книгам Мая. На каждом моем представлении бывало до 8000 зрителей. Из года в год, пятнадцать лет подряд, я на сцене играл Виннету. В конце концов, меня уже можно называть «потерпевшим от Карла Мая» (смеется). В 2013 году я снова сыграл на сцене в Бад-Зегеберге, но уже не Виннету, а его отца Инчу-Чуну. По сценарию, моя роль оказалась гораздо больше, чем в книге. В романе отец Виннету появляется совсем ненадолго в конце первого тома. На сцене Инчу-Чуна действует почти в течение всего представления. Мне кажется, получилась удачная история. В самом деле, я много говорил на сцене. В сути этих речей – попытка решения конфликта «отцов и детей», а в переложении на современный язык – желание снова свести вместе старшее и младшее поколение. Это как послание. Эти монологи можно действительно назвать «речами мудрости». Это не выдумка. Они реальны, эти речи, и исходят из уст наших современников – настоящих индейцев. Непередаваемое чувство, когда слова твоего героя слушают, затаив дыхание, тысячи человек. Удивительно красивые слова…

Впервые в роли краснокожего: Гойко Митич в вестерне «Олд Шеттерхэнд» (1964)
/ в нашем прокате с октября 1968 года под названием «Виннету — вождь апачей»

– В 1960-е годы Вашими партнерами в кино были Лекс Баркер, Пьер Брис и Стюарт Грейнджер. Что Вы можете о них рассказать?

— Я снимался вместе с ними в экранизациях Карла Мая. Все трое исполняли главные роли. Сегодня могу подтвердить, что выбор именно этих актеров был как попадание в десятку. Баркер очень подходил для своей роли Шеттерхэнда. Пьер Брис, конечно же, тоже. Да и Стюарт Грейнджер, с которым мне довелось много поработать в «Среди коршунов». Он, кстати, в 1964 году приехал на съемки со своей подругой, мисс Бельгии. Они постоянно были вместе, и она всегда присутствовала на съемках. В одной из сцен Грейнджер, по сюжету, взваливает меня на спину, чтобы пронести некоторое расстояние…

Стюарт Грейнджер и Гойко Митич в вестерне «Среди коршунов» (1964)
/ в нашем прокате с сентября 1980 года

– Это та сцена, когда Верная Рука похищает вождя шошонов Вокаде из вигвама?

— Да, да… Так вот, несет он меня со вздохом и начинает причитать: «Ну и тяжелый же ты, Гойко…». Я ему в ответ так тихонько: «Эй, она ведь там все видит…» Тут он сразу выпрямляется почти во весь рост и говорит: «Хм, да ты вообще ничего не весишь».

– Тогда же Вашим партнером был и Гётц Георге.

— О, с ним работать было одно удовольствие! Гётц Георге всегда улыбался. Вообще, он не только отличный актер, он великолепно физически развит, настоящий спортсмен. Все делал сам. Георге мне всегда нравился и, надеюсь, это у нас взаимно. Лучшего коллегу и друга найти трудно. О нем только самые лучшие воспоминания.

Гётц Георге в вестерне «Среди коршунов» (1964)

– В том же 1964-м Вы играли во второй части «Виннету» вместе с Клаусом Кински…

— О, да. Клаус Кински был очень талантлив, но я с ним мало общался. Бывало и такое: пора снимать сцену, я уже сижу в седле, а его нет. Ближе к концу съемок он как-то поспешил в офис руководства, чтобы узнать, начислили ли ему гонорар. «Где мои деньги? Я хочу жене купить «ягуар»!» – воскликнул он с порога. А руководитель ему в ответ: «Герр Кински, купите лучше своей жене настоящего ягуара, и тогда вы от нее избавитесь».

Клаус Кински в вестерне «Виннету II» (1964)

– Все трюки в кино Вы всегда выполняли сами, это известный факт. Но за других актеров в этих фильмах часто работали хорватские каскадеры. Какие у Вас с ними были отношения?

— Отличные. Мы очень хорошо ладили, никаких проблем. Во время съемок была еще единая Югославия, одна земля, один песок для всех. И если бы мне кто-нибудь тогда сказал, что всех нас ждет война, я бы посчитал его сумасшедшим. В это действительно невозможно поверить. Но это пример того, как можно очень быстро манипулировать целыми народами. На самом деле народ думает по-другому, а это всё чистая политика. Конечно, было очень сильное влияние извне с целью развалить Югославию. Произошло это уже после распада Советского Союза.

Гойко Митич с хорватскими каскадерами Лукой Кнежевичем и Эмилем Микульяном. Июнь 2014 года

– В прошлом году Вы приняли участие в фестивале «По следам Виннету» в Хорватии. Каковы были Ваши ощущения? Узнали ли Вы старые места съемок?

— О, это особые впечатления. Тем более что присутствовала интрига. Там, на месте съемки, находились люди, зрители, полюбившие эти киноленты. Для них мое появление должно было стать настоящим сюрпризом. Там все осталось, как пятьдесят лет назад. Те же скалы, перед которыми я стоял. Конечно, зарослей стало больше, деревья… но все равно многое очень узнаваемо. А когда я взглянул на старые фотографии со съемок… да, это все меня конечно же очень тронуло. А зрители! Я вместе с ними пережил те события еще раз. Это было великолепно!

Подробный отчет о фестивале «По следам Виннету» в Хорватии читайте здесь.

Где стоял Вокаде? Гойко Митич на территории горного массива Платак (Хорватия) на месте съемки фильма «Среди коршунов», где располагался лагерь шошонов. Июнь 2014 года

– В этом году ушел из жизни Виннету – Пьер Брис. Вы вместе играли в экранизациях Карла Мая, вместе выступали в Бад-Зегеберге в 1999 году в спектакле «Полукровка». А были ли оба «краснокожих брата» друзьями в жизни?

— Мы с Пьером встречались не часто. Конечно, когда мы вместе снимались в кино или во время выступлений на сцене, – да, мы общались, но частным образом контактировали редко. Друг к другу всегда относились уважительно, понимающе… Очень жаль, когда от нас уходят такие люди, но это судьба каждого из нас. Это единственное, что предопределено. Несомненно, все мы однажды покинем этот мир, и стоит посмотреть, что ты оставляешь на Земле после себя, что ты вообще сделал, не причинил ли людям зла, часто ли помогал, когда была возможность… Когда кто-то умирает, уходит от нас навсегда, мы скорбим в трауре, говорим: «Как же так? Как жаль…» Вот и я уже переступил определенный возрастной рубеж. Собственно, нам всегда кажется, что такой момент наступает слишком рано. Думаю, что будь тебе хоть сто пятьдесят, все равно покажется, что еще не время. У каждого своя судьба…

Гойко Митич, Пьер Брис и Эльке Зоммер после премьеры спектакля «Полукровка». Бад-Зегеберг, лето 1999 года

– Вот и хорватский каскадер Лука Кнежевич покинул нас совсем недавно…

— Как это возможно (спрашивает по-русски)?

– Несчастный случай. Лука случайно упал с лестницы. Не дожил месяца до своего 77-летия.

— М-да, очень, очень жаль…

Лука Кнежевич в вестерне «Виннету II» (1964)

– Вы снялись в новой версии «Виннету»…

— Фильм еще не готов. Съемки продолжаются.

– Что Вы можете рассказать о Вашей роли в этом фильме?

— Новый фильм состоит из трех частей. Снимает его немецкая телекомпания RTL. Его покажут в следующем году к Рождеству. Я выступаю только в первой части. Для Виннету в этот раз я слишком стар. Играю его отца – Инчу-Чуну. Я снялся в Хорватии, там съемки еще продолжаются. Предстоят еще интерьерные съемки в Кёльне, это будет в декабре. Тогда и закончат с первой частью. Кстати, в 2015-м я еще сыграл на открытой сцене в Одертальбюне в одной необычной пьесе о Тридцатилетней войне. Мой персонаж исторический – это фельдмаршал Ганс Георг фон Арним. Спектакль получился действительно интересным. Мне пришлось даже на лошади скакать. А дракон, с которым я сражался, изрыгал самый настоящий огонь, от которого я прикрывался железным щитом. Это, конечно, запомнилось.

Гойко Митич в роли Инчу-Чуны в новой экранизации «Виннету». Хорватия, 2015 год

– Мы слышали, что в новом «Виннету» Вы должны были играть две роли: Инчу-Чуну и вождя кайова Тангуа.

— Да, это правда. Я должен был сыграть еще и Тангуа, но этого не произошло. Изначально мы говорили с режиссером, что я буду играть две роли. На самом деле гораздо лучше было бы сосредоточиться на одной. Даже с технической точки зрения возникли бы большие трудности. На перегримировку Тангуа нужно тратить уйму времени, ведь он спившийся индеец. Для меня, как актера, должен сказать, эта фигура интереснее. Собственно, в его судьбе проявилась судьба всех индейцев, которых доконала «огненная вода». Мне кажется, фильм будет интересным. Здесь и Виннету представлен по-другому, нежели мы привыкли, и сама история тоже будет где-то отличаться.

– К сожалению, мы не знаем, будут ли этот фильм показывать в России…

— Это не кинофильм, а телевизионная продукция из трех серий, по полтора часа каждая. В Германии, по традиции, планируют показать эти серии к Рождеству. Возможно их покажут и в России, но это, скорее всего, будет позже.

Беседу вёл , 11.10.2015

 

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Дек 26

Беседы с Гойко Митичем. Часть 3

Гойко МитичИНТЕРВЬЮ / ПЕРСОНЫ

В третьей части нашего долгого разговора Гойко Митич расскажет об «индейских фильмах» гэдээровской студии ДЕФА, которые сделали его фантастически популярным.

Янв 03

Беседы с Гойко Митичем. Часть 4

Гойко МитичИНТЕРВЬЮ / ПЕРСОНЫ

В четвертой, заключительной части нашего долгого разговора Гойко Митич продолжит рассказ об «индейских фильмах» студии ДЕФА.

ЧИТАЙТЕ НАЧАЛО

Ноя 13

Беседы с Гойко Митичем. Часть 1

Гойко МитичИНТЕРВЬЮ / ПЕРСОНЫ

В первой части нашего долгого разговора мы поговорим с Гойко Митичем о популярности, об актерской профессии, о музыке, коснемся и индейской мудрости...


*** © Winnetou.Ru При полной или частичной перепечатке материалов ссылка (гиперссылка) обязательна

ДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ



КОММЕНТАРИИ: 2


  • Творец Творец 10.03.2016 в 12:41 | Ответить

    В » Хижине дяди Тома » (1965 ) на 14 минуте есть эпизод в котором чернокожего раба волокут на аркане за скачущей впереди лошади с седоком. Я сохранил себе этот кадр и при увеличении узнал в «чернокожем» Гойко Митича, видимо он в качестве каскадёра дублировал ведущего чернокожего актёра ( возможно этот опыт перешёл с Гойко в фильм 1966 года » Сыновья Большой Медведицы», где его волокут по земле на аркане), а также, на временном отрезке — 2ч 11минута, сцена с падающей повозкой, женщину с поводьями дублирует Гойко, его накрывает перевернувшейся повозкой. То, что это именно Гойко можно узнать лишь по характерной форме головы и манере останавливать лошадей, с отклонением корпуса тела назад, разводя при этом локти в стороны с натянутыми в руках вожжами или поводьями, либо спросить его при очередной встрече, на которую мы все очень надеемся в 2016 году.


    1. Big Chief Big Chief 10.03.2016 в 22:06 | Ответить

      Проверил. Действительно, дублер очень похож на Гойко. При случае надо будет спросить.
      Можно еще добавить, что в этом фильме (начиная с 1 ч 33 мин) появляется городок южных штатов, в улицах и постройках которого легко признать кулисы для таких вестернов, как «Верная Рука — друг индейцев», «Виннету III», «Пираты с Миссисипи», «Дуэль перед заходом солнца». Снято это было в местечке Стожице, под Любляной (Словения).



ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ