Марио Адорф: «Никогда не был фанатом Карла Мая»

16.09.2015 | Другие исполнители, ИНТЕРВЬЮ / ПЕРСОНЫ | 3 коммент. | Автор:

 

Кинозвезда мирового масштаба, профессиональный актер театра и телевидения Марио Адорф родился 8 сентября 1930 года в Цюрихе в семье итальянского хирурга и немки-рентгенолога из Эльзаса. За 61 год актерской карьеры Адорф снялся более чем в 200 кино- и телефильмах, девять из которых были вестернами. В первой части «Виннету» (1963) он сыграл запоминающуюся роль бандита Сантера.

Хотя наша основная тема именно вестерны, нельзя не упомянуть, что Марио Адорф создал интересные разноплановые образы во многих других фильмах. Вот только некоторые из них: «Ночь, когда приходил дьявол» (1957), «Операция «Святой Януарий» (1966), «Убийство Маттеотти» (1973), «Поруганная честь Катарины Блюм» (1975), «Бомбер и Паганини» (1976), «Я боюсь» (1977), «Жестяной барабан» (1979)…

Список знаменитых режиссеров, с которыми он работал, впечатляет: Роберт Сиодмак, Фолькер Шлёндорф, Вольфганг Штаудте, Дино Ризи, Луиджи Коменчини, Билли Уайлдер, Клод Шаброль, Райнер-Вернер Фассбиндер, Лилиана Кавани, Сэм Пекинпа…

Адорфу хорошо знакомо и наше кино. В 1969 году с его участием вышел фильм Михаила Колотозова «Красная палатка», а через 20 лет его пригласил в СССР для экранизации романа Горького «Мать» Глеб Панфилов.

Марио давно живет в Риме и активно продолжает свою актерскую деятельность. Он — почетный доктор Майнцского университета, а также кавалер баварского ордена «За заслуги». Многоплановость таланта позволила ему стать известным писателем. Мы обязательно приведем отрывки из его интересных воспоминаний, касающиеся темы нашего сайта.

Экранный образ убийцы сестры Виннету не оставляет его в покое до сих пор. В 2011 году он вместе Пьером Брисом снялся в коротком рекламном ролике слуховых аппаратов Widex. В 2013-м он снова на коне в образе Сантера в 60-секундной рекламе «Деньги — не игрушка!». В настоящий момент Марио снимается в немецком трехсерийном телефильме «Виннету» в роли отца все того же Сантера, которого сыграл более 50 лет назад.

МАРИО АДОРФ

Mario Adorf
род. 08.09.1930

    Вестерны с участием Марио Адорфа:

    • Вкус насилия
      / Le Goût de la violence (1961) — Франция
    • Виннету — сын Инчу-Чуна, часть 1-я «Хищники из Россвеля»
      / Winnetou 1. Teil (1963) — ФРГ-Югославия-Италия-Франция
    • Последняя скачка в Санта-Крус
      / Der letzte Ritt nach Santa Cruz (1964) — ФРГ-Австрия-Франция
    • Золотоискатели Арканзаса
      / Die Goldsucher von Arkansas (1964) — ФРГ-Италия-Франция-ЧССР
    • Земля в огне
      / Tierra de fuego (1965) – Испания-ФРГ
    • Майор Данди
      / Major Dundee (1965) — США
    • Под крышей неба, полной звёзд
      / …e per tetto un cielo di stelle (1968) — Италия
    • Специалисты
      / Gli Specialisti (1969) – Италия-Франция-ФРГ
    • Тупик
      / Deadlock (1970) – ФРГ
     Марио Адорф в фильме 'Виннету I'
    Марио Адорф в роли Сантера в фильме «Виннету I» (1963)

    В честь 85-летия Марио Адорфа мы публикуем отрывок из его эксклюзивного интервью, записанного в январе 2013 года для книги «Und dann kam Karl May: Karl-May-Film- und Bühnenstars erzählen aus ihrem Leben», вышедшей в немецком издательстве Reinhard Marheinecke.

     Карл Май
    Карл Май (1842-1912), автор романов о вожде апачей Виннету

    – Как сегодня обстоят дела у Марио Адорфа?

    — Да, собственно, вполне неплохо.

    — Мечтали ли Вы стать актером с детства? Другими словами, если бы Вы не стали актером, то какую профессию выбрали бы?

    — Никогда не мечтал. В детстве собирался стать врачом, как и мой отец, а еще, может быть, поваром или клоуном. Если бы не получилось с актерством, мне было бы интересно стать художником или скульптором.

    – Более ста лет назад умер писатель Карл Май. Вы подростком читали его книги?

    — Да, но мало. Я никогда не был фанатом Карла Мая.

     Сантер
    Марио Адорф в роли Сантера позирует на фоне пуэбло в перерыве между съемками (1963)

    – А киноэкранизации его романов Вы все видели?

    — Ничего не смотрел, кроме двух лент: «Сокровище Серебряного озера» и «Виннету».

    – Как вы получили роль негодяя Фредерика Сантера?

    — Мне ее предложили. Сам я не хотел играть какого-то предсказуемого и в то же время непонятного мне злодея. Однако меня уговорил знакомый журналист. Он сначала напомнил, что Карл Май – это национальное немецкое достояние, а потом заявил: «Ты просто должен его сыграть!»

    – Фильмов «про Виннету» снято много, но знатоки считают Вас «лучшим из всех злодеев». Ваш Сантер не просто жестокий бандит. Вы сыграли его очень убедительно, а местами просто гениально. Это тоже можно считать заслугой режиссера Харальда Райнля?

    — Скажу честно, нет. Он был не из тех, кого можно назвать «режиссером-актером».

     Лекс Баркер и Пьер Брис
    Лекс Баркер и Пьер Брис во время съемок фильма «Сокровище Серебряного озера» (1962)

    – Какое впечатление Райнль произвел на Вас лично?

    — Он оказался очень крепким профессионалом. С ним не было никаких проблем.

    – Кто особенно впечатлил Вас во время съемок? Знали ли Вы Лекса Баркера и Пьера Бриса раньше? Что скажете об их ролях?

    — Баркер и Брис были звездами. Я не имел с ними продолжительных контактов. Какое о них осталось впечатление? Что касается Баркера, то, мне кажется, играл он как-то скованно, а вот Брис, думаю, был более эффектен. Хотя подружились мы с Пьером гораздо позже, когда стали соседями в Риме.

    – Француженка Мари Версини была увлечена ролью Ншо-Чи и сыграла ее очень эмоционально. По сюжету Вы были ее убийцей, но ни разу не встретили ее на съемочной площадке. Получали ли Вы после фильма сердитые письма из-за того, что погубили прекрасную Ншо-Чи? И когда вы познакомились с Мари?

     Мари Версини
    Мари Версини на испанском побережье (1965)

    — Да, такие письма приходили. А еще чаще люди мне признавались, что из-за этого киноубийства меня ненавидело чуть ли не все тогдашнее молодое поколение. Действительно, во время съемок той злополучной сцены, как вы упомянули, Мари не было, – ее снимали отдельно. Я целился всего лишь в указанное место в скалах. Познакомился я с ней, к сожалению, только на премьере.

    – И все-таки, как Вы подружились с Пьером Брисом и что можете о нем сказать?

    — Я сблизился с Пьером Брисом после съемок «Виннету». Произошло это в Риме, где я нашел в нем веселого приятеля. Он великолепный шутник и превосходный повар. Во времена римской «сладкой жизни» мы вместе пережили много незабываемых и волнующих моментов.

     Дуня Райтер
    Дуня Райтер в фильме «Виннету I» (1963) / Фото © Karl-May-Archiv

    – Дуня Райтер сыграла в фильме роль красотки Белле. Как вы к ней относились?

    — Думаю, уже ни для кого ни секрет, что мы некоторое время были близкими друзьями, что, впрочем, давало повод для ревности и Баркеру, и Брису.

    – На одном из праздников, посвященном фильмам по романам Карла Мая, госпожа Райтер рассказала, что Вы тогда проводили очень много времени с каскадерами и серьезно интересовались их работой. Она даже сказала, что Марио был «одним из нас»! Это правда?

    — Всё точно. Я тогда очень многому научился у них, что мне крайне пригодилось в более поздних моих вестернах.

    – Известно, что сцена Вашей смерти в «Виннету» была очень опасной. Висеть на скале в 80 метрах над копьями, держась одной рукой за камень… Это правда, что Вас удерживал только один канат, обвязанный вокруг груди? Неужели не было каких-то других страховочных средств? И почему Харальд Райнль в ракурсе снизу снял эту сцену как-то слишком просто, «без наезда» камеры?

    — Меня действительно удерживали только одним канатом, что едва ли добавляло оптимизма. Полностью полагаться на этот трос было бы глупо. Хотя, конечно, его закрепили, обмотав несколько раз вокруг скального выступа незаметно для зрителя. Целую вечность, как мне казалось, я болтался там на одной руке. Другой я просто не мог воспользоваться – по сюжету она была ранена. И вот вечером я узнаю от оператора, что меня в сцене едва можно разглядеть, потому что, оказывается, во время съемки снизу не было трансфокатора. Его почему-то именно в эти дни зарезервировали для вестерна «Фредди и мелодия прерий» и отвезли в Дубровник.

     Марио Адорф на скале'
    Съемка снизу «без наезда». Марио Адорф висит на самом верху скалы. Кратер горного массива Мали Алан, Хорватия
    Кадр из фильма «Виннету I» (1963)

    – Понравились ли Вам музыка Мартина Бёттхера и югославские ландшафты?

    — Его музыка, безусловно, звучала не хуже, чем композиции Эннио Морриконе. Ландшафт в тамошней Югославии считался в Европе единственным и неповторимым в своём роде. Из-за большой территории он не выглядел однообразно, как, скажем, испанский. Жаль, что сегодня между Хорватией, Боснией и Черногорией возвели границы.

     Стюарт Грейнджер
    Стюарт Грейнджер в телефильме «Собака Баскервилей» (1972)

    – Это правда, что в 1964 году Вы собирались сыграть главного злодея в «восточной» экранизации Мая «Жут»?

    — Насколько я помню, мне эту роль тоже предложили, но тогда я оказался слишком дорогим актером. Взяли Рика Батталью. Я не сильно переживал по этому поводу, хотя впоследствии больше не снимался ни в одной «майевке».

    – Пара слов о Стюарте Грейнджере, исполнителе роли Верной Руки. Почему его многие так не любили?

    — Со Стюартом Грейнджером я лично знаком не был. То, что его терпеть не могли, я узнал, собственно, от Пьера Бриса.

    – Вы не раз бывали на вечеринках у Хорста Вендландта. Случалось ли там что-то особенное?

    — Продюсер Вендландт слыл тяжелым партнером на переговорах, но в быту – и прежде всего благодаря своей жене Ильзе — был натурой широкой. Он умел превосходно принимать гостей.

    – Сэм Пекинпа снимал своего «Майора Данди» в Мексике, в Дюранго. Вы играли у него роль сержанта Гомеса вместе с такими звездами, как Чарлтон Хестон, Ричард Харрис, Джеймс Кобурн и Джим Хаттон. При этом Вы говорили, что настоящими Вашими друзьями были мексиканцы, как и каскадеры в «Виннету». Это действительно так?

     Сержант Гомес
    Марио Адорф как сержант Гомес в американском вестерне «Майор Данди» (1965)

    — Точно так. Я играл некоего мексиканца и хотел сыграть его как можно достовернее. Настоящие мексиканцы научили меня метать лассо и ножи, танцевать бамбу и правильно пить текилу.

    – Были какие-нибудь трения со звездами?

    — Со звездами – гораздо меньше, чем с кем-либо другим. Американцы непременно хотели раскрыть во мне затаившегося наци. Уже после моего прибытия в Голливуд на страницах так называемых «отраслевых изданий»: «Hollywood Reporter» или «Daily Variety» непременно удивлялись, почему это вдруг какой-то «гуннский актеришка», это меня так имели в виду, должен играть мексиканца… Меня просто тошнило от всего этого. После детских кинопроб и хорошей работы во время съемок я смог сделать так, чтобы об этой ерунде наконец забыли. Потом наступило затишье или даже признание…

     Чарлтон Хестон
    Чарлтон Хестон в американском вестерне «Майор Данди» (1965)

    – Как Вы находили общий язык с Чарлтоном Хестоном?

    — Да очень просто. Хотя многим не нравилось его честолюбие. Противник Хестона Ричард Харрис прозвал его школьным учителем. Пока я без задних мыслей уплетал мексиканские блюда, американцы не прикасались к такой сряпне и ели только очищенные овощи. Зато потом почти всех этих гринго, которых мексиканцы называли turistas, так пронесло… Особенно Чарлтона Хестона, его три раза за съемки «накрывало»… Он потерял больше 10 килограммов веса. Он вообще не слезал со своего великолепного коня за исключением пауз. Когда в воздухе вдруг начинало веять чем-то странным, Пекинпа спрашивал у Хестона, почему бы тому не сходить по делам. На что актер неизменно отвечал: «Не хочу останавливать производство».

    – Как Вам работалось с Сэмом Пекинпа?

    — Пекинпа пахал в полном смысле этого слова. Он, как и большинство других американских режиссеров, не допускал никаких изменений и импровизаций.

     Бен Джонсон
    Бен Джонсон в американском вестерне «Майор Данди» (1965)

    – Зять Джона Форда, Бен Джонсон также играл в этом фильме. Вы хорошо понимали друг друга? Он отработал в четырех вестернах с Джоном Уэйном. Он об этом что-то рассказывал?

    — В то время Бен Джонсон был моим лучшим другом, замечательным человеком и самым лучшим наездником, которого я когда-либо встречал. Будучи чемпионом мира по родео, он мог на скаку набросить лассо на шею быка так, чтобы связать его за пять секунд. Позже Джонсон даже получил Оскара за роль второго плана. Он отличался неразговорчивостью и никогда не рассказывал о своей жизни или успехах. То, что он был зятем Джона Форда, я узнал только после фильма.

    – В итоге Голливуд не стал для Вас землей обетованной?

    — Нет, не стал. Мне не нравилось тамошнее положение актера. Я имею в виду их принципиальное требование: ты должен делать и повторять только то, в чем уже однажды достиг успеха, ни больше ни меньше. Перемены и разнообразие там не в чести. Позже, с приходом нового поколения, — особенно повлиял пресловутый method acting, — кое-что поменялось. Мне сильно мешала их беспощадная борьба ради карьеры. Конечно, в то время я был уже избалован. В Голливуде мне светили маленькие роли одинаковых мексиканцев, в то время как в Германии и Италии у меня уже имелись гораздо более серьезные предложения.

    – Что Вам все-таки ближе, кино или театр?

    — Начинал я с театра. Я всегда любил эту очень точную работу с режиссерами, обстоятельные пробы, классические тексты. Я часто возвращаюсь в театр. Но люблю и кино, путешествия, разные впечатления от других стран, знакомства с иными культурами, языками и людьми.

     Золотоискатели Арканзаса
    Марио Адорф в евровестерне «Золотоискатели Арканзаса» (1964)

    – Какие из Ваших фильмов или театральных пьес понравились Вам больше всего?

    — Хм, из большого числа трудно выбрать. В театре самыми любимыми моими ролями были: Стэнли Ковальский в «Трамвае «Желание», Артуро Уи в «Карьере Артуро Уи» Брехта и Маскариль в мольеровской комедии «Шалый, или Все невпопад». В кино и на ТВ мне нравятся: гендиректор Хаффенлохер в мини-сериале «Кир-рояль», Бомбер в «Бомбер и Паганини», Йонас Лауретц в «Виа Мала» и, конечно же, Бруно Людке в фильме «Ночь, когда приходил дьявол».

    – Но вернемся к трюкам. Помните поездку в бричке в фильме «Золотоискатели Арканзаса»? Поначалу Вы сами ей управляли, а потом за дело взялся каскадер. Почему произошла замена и почему позже пришлось убить лошадей?

    — Я знал, что тех двух жеребцов привели не с киностудии, — они совершенно не привыкли к громким выстрелам, поэтому стрелять во время индейского преследования по проселочной дороге не должны были. Однако, кто-то, — то ли режиссер, то ли его ассистент, — приказал открыть огонь. И тогда оба моих коняги резко понесли бричку. Я просто каким-то чудом буквально из последних сил сумел их остановить. На следующий день сцену переснимали еще раз, но уже с каскадером. напуганные кони снова понесли, да так, что каскадер в итоге по высокой дуге вылетел из брички и пробил деревянную стену местной придорожной церквушки. А обезумевшие животные без кучера рванули куда глаза глядят. Никто не мог их поймать почти два часа, пока они эту бричку не разнесли в щепки. Сами они при этом сильно поранились и смертельно выдохлись. И тогда нам сказали, что их придется пристрелить…

     Сантер
    Марио Адорф в образе Сантера в рекламе «Деньги — не игрушка!» (2013) / Фото: © Aachen Münchener

    – Как Вы пришли к писательству?

    — Я никогда не ощущал себя писателем, только рассказчиком. Я просто переложил на книжный язык разные истории из моей актерской жизни. Потом к ним добавились и выдуманные истории. Вот так появились шесть книг.

    – Кого еще Вы с удовольствием хотели бы сыграть?

    — Не раз уже сказано, да и написано, что я хотел бы сыграть Карла Маркса. Пока этого не случилось, но я не отчаиваюсь. Я благодарен выпавшему мне великому счастью, что имел возможность сыграть в прошлом и еще сыграю в будущем году прекрасные, большие роли.

    – А в какой роли хотела бы Вас видеть Ваша супруга?

    — Однозначно не в кино. Скажем… в роли прирученного медведя, который подает ей завтрак в постель.

     Сантер-старший
    Каким будет Сантер-старший? Таким же циничным типом, как и 50 лет назад?
    Марио Адорф в новом «Виннету» / Фото: © BILD, dpa
    Интервью провел Ральф Бауш / Ralf Bausch, 09.01.2013
    Перевод с немецкого — ©

     
    *** © Winnetou.Ru При полной или частичной перепечатке материалов ссылка (гиперссылка) обязательна


    ВИДЕО-БОНУС ОТ САНТЕРА

    Рекламный ролик 2013 года с участием «Сантера» Марио Адорфа («Деньги — не игрушка!» / Mit Geld spielt man nicht )

     


    ДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ



    КОММЕНТАРИИ: 3


    • Степан Степан 18.09.2015 в 11:05 | Ответить

      Не знал, что он не только в «Красной палатке», а еще и в «Матери» играл.


    • Творец Творец 17.02.2016 в 22:48 | Ответить

      Марио Адорф — харизматичный актёр, запоминается даже в эпизоде, а с возрастом становится ещё лучше, он так вкусно ведёт диалоги в роликах, что я корю себя за скверное отношение к изучению немецкого языка в школе потому что ни чего не понимаю о чём они судачат, но мне приятно на него смотреть, ради самой атмосферы доброжелательности и тонкого юмора.


      1. Big Chief Big Chief 17.02.2016 в 23:03 | Ответить

        Марио очень талантливый и крайне интересный человек. Он еще и книги пишет. Как-нибудь опубликую его воспоминания о съемках…



    ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ