Артур Браунер: «Я не верю больше никому и никогда!»

16.01.2019 | Другие участники, ИНТЕРВЬЮ / ПЕРСОНЫ | 0 коммент. | Автор:

 

Артур Браунер — всемирно известный немецкий кинопродюсер, выпустивший более 250 кино- и телефильмов (среди которых как минимум 10 вестернов), родился в еврейской семье в польском городе Лодзь 100 лет назад. Он продюсировал не только вестерны. Почти во всех своих интервью Браунер упоминает о Холокосте — теме, глубокой неизгладимой бороздой перепахавшей его долгую жизнь и навсегда тяжело ранившей его сердце.

Удивительная головокружительная карьера двадцативосьмилетнего «перемещенного лица» Артура Браунера, сына еврейского лесоторговца и эмигрантки из Одессы, началась в 1946 году в Берлине, в самом центре поверженной после войны Германии, уничтожившей 49 близких ему людей, едва не лишившей жизни его самого. Грезивший о кино Артур, прозванный Атце, вместе с шурином открыл собственную маленькую кинокомпанию CCC-Film / Central Cinema Company, сделавшую его позже мультимиллионером. Невероятно, но факт — польскому еврею, едва говорившему по-немецки, удалось во враждебной стране осуществить свою давнюю мечту — заняться кинопроизводством!

Один из первых своих фильмов — «Идущие на смерть» / Morituri (1948), рассказывающий о побеге из концентрационного лагеря, Артур Браунер с трудом снял при поддержке советской военной администрации в Восточной зоне разрушенного Берлина. Несмотря на благосклонность критиков, не готовая к такому сюжету местная публика объявила фильму бойкот, его даже изъяли из кинопроката. Чтобы не прогореть совсем, разочарованный Браунер обратился в сторону кассового кино. Будучи талантливым человеком и одновременно успешным кинодельцом, он тем не менее стремился осуществить свою миссию в созданиии кинонаследия, посвященного теме преследований в нацистской Германии.

Мы собрали самые интересные моменты из нескольких интервью, данных патриархом различным изданиям и журналистам. Наиболее потрудившимся в «майской» теме стоит назвать большого специалиста Ральфа Бауша. Ему отдельное спасибо!

АРТУР БРАУНЕР

Artur Brauner
род. 01.08.1918

    Вестерны продюсера Артура Браунера:

    • Виннету — вождь апачей
      / Old Shatterhand (1964) — ФРГ-Франция-Италия-Югославия
    • Фредди и мелодия прерий
      / Freddy und das Lied der Prärie (1964) — ФРГ-Югославия
    • Сокровище ацтеков
      / Der Schatz der Azteken (1965) — ФРГ-Югославия
    • Пирамида бога Солнца
      / Die Pyramide des Sonnengottes (1965) — ФРГ-Югославия
    • Ад в Манитобе
      / Die Hölle von Manitoba (1965) — ФРГ-Испания
    • Кто знает Джонни Р?
      / Wer kennt Johnny R.? (1966) — ФРГ-Испания
    • Виннету и Шеттерхэнд в Долине Мёртвых
      / Winnetou und Shatterhand im Tal der Toten (1968) — ФРГ-Италия-Югославия
    • Шалако
      / Shalako (1968) — Великобритания-ФРГ
    • Зов предков
      / Call Of The Wild (1972) — Великобритания-Франция-ФРГ-Италия-Испания
    • Аляска Кид
      / Goldrush in Alaska (1993) — ФРГ-Россия-Польша

     Артур Браунер на Международном кинофестивале в Берлине в 1956 году
    Артур Браунер на Международном кинофестивале в Берлине в 1956 году / фото: © picture-alliance / dpa

    Внаши дни патриарх немецкого кино пребывает не в лучшем настроении, и дело тут вовсе не в преклонном возрасте. Он сетует, что теперь едва ли удается спродюсировать хотя бы один фильм в год! То ли дело раньше, когда выпускали по 15 — 18 лент, среди которых были такие большие фильмы, как «Это случилось при свете дня» / Es geschah am hellichten Tag (1958), «Тигр из Эшнапура» / Der Tiger von Eschnapur (1959), «Индийская гробница» / Das indische Grabmal (1959). Да хотя бы тот же «Виннету — вождь апачей» / Old Shatterhand (1964)… Самая главная причина, по его мнению, бюрократия!

    Еще в 1993 году Браунер готовился к съемкам фильма об Оскаре Шиндлере под рабочим названием «Ангел в Аду». С легендарным Шиндлером он встретился еще за 20 лет до этого. По словам Браунера, Шиндлер, посмотрев два его фильма «20 июля» и «Идущие на смерть», сказал: «Герр Браунер, вы – мой человек! Снимайте кино, снимайте его хорошо и честно!» Когда началась работа над проектом, неожиданно вышла книга австралийского писателя Томаса Кенилли «Ковчег Шиндлера». Американский режиссер Стивен Спилберг выкупил права на экранизацию этого произведения. Браунеру не нужно было никаких прав – он имел благословение от самого Шиндлера еще до того, как Спилберг собирался приобрести роман.

    Атце предложил проекту поддержку. Преодолев множество препон, его люди начали строить фабрику Шиндлера, дом, мастерскую, а потом он вдруг узнает, что все это ни к чему… Пытаясь найти государственную поддержку, Браунер в итоге получил официальный документ, где черным по белому стояло: у такого фильма «не может быть коммерческого успеха». Последовавшую кассационную жалобу также не удовлетворили.

     Марко Хофшнайдер в фильме =Европа,Европа=
    Марко Хофшнайдер в фильме «Европа,Европа» (1990)

    Жизнь доказала обратное: американский фильм «Список Шиндлера» получил «Оскара» и имел ошеломляющий коммерческий успех.

    Похожая история случилась с другой лентой Браунера «Европа, Европа» («Саломон из гитлерюгенда») / Europa Europa (1990), главный герой которой — молодой человек, скрывающийся от нацистов под чужими именами. Фильм столкнулся с немецким представлением о политкорректности, в результате чего продюсеру не разрешили выставлять его на соискание «Оскара». При этом награду — американский «Золотой Глобус» — лента все же получила.

    Не без горечи Артур Браунер сетует:

    Когда все это суммируешь, возникает плохое чувство. Но несмотря на это, надо сражаться дальше.

    – Герр Браунер, а в каком возрасте вас очаровало кино?

    Лет в шесть или в семь я увидел фильм «Доктор Мабузе, игрок» / Dr. Mabuse, der Spieler (1922) Фрица Ланга, потом его же «Нибелунгов» / Die Nibelungen (1924), и до сих пор ими очарован. Позже я придумал своего «Мабузе» (речь идет о фильме «Тысяча глаз доктора Мабузе» / Die 1000 Augen des Dr. Mabuse (1960) все того же Фрица Ланга). Других «Нибелунгов» / Die Nibelungen 1 — Siegfried, Die Nibelungen 2 — Kriemhilds Rache (1966) снял вместе с Харальдом Райнлем. Я и сегодня считаю этот фильм весьма достойным. Великолепная картинка, хорошая игра, да и довольно неплохая инсценировка. Почему лента не получила достойной оценки, не знаю, но это так. Один фильм популярен, у другого – тоже хорошего – такой популярности нет.

    – Вам тогда вестерны тоже нравились?

    Весь мир вертится вокруг кино. Я смотрел все ленты, что шли в кино по пятницам, все! Много вестернов! Я знал каждого нового героя вестерна, да и старых тоже. Я и сегодня, после стольких лет, помню такие имена, как Роберт Тейлор, Том Микс. А Гэри Купер своим ранним вестерном спас мне жизнь, вовсе о том не ведая. Это произошло в 1939 году, когда я в польском лесу наткнулся на офицеров СС. Я едва не попался, но сумел прыгнуть в холодную реку, точно так, как в старом вестерне с Гэри Купером. Кроме вестернов, я обожал приключения. Я тогда представлял себя Тарзаном, спасающим в джунглях свою невесту от полчищ диких зверей. Так что, кино – центр всей моей жизни. Вероятно, я буду до последнего им заниматься…

     Гэри Купер в вестерне =Ровно в полдень=
    Гэри Купер в самом знаменитом вестерне Фреда Циннемана «Ровно в полдень» / High Noon (1952)

    — Во время Второй мировой войны Вы уехали в Советский Союз. Были ли у Вас там родственники или друзья?

    Уехал в Советский Союз? Хм, да я сбежал и оказался за демаркационной линией, в Западной Украине или в Галиции, как называли раньше, недалеко от Львова. С одной стороны в город вступили немецкие войска, с другой – советские. И никто не знал, что будет дальше. У нас есть семейная хроника. Когда я в нее заглядываю, никак не могу поверить, что там есть кое-что и обо мне. Я там тоже действую прямо как какой-то… Джеймс Бонд. Только у Бонда всегда была блондинка, а у меня – нет (смеется). А если серьезно, то я всегда боролся с несправедливостью и бесчеловечностью, иначе жизнь не имеет смысла.

    Как-то меня с женой пригласили на прием к федеральному президенту. Я ему сказал: «Господин президент, то, что я с супругой сейчас здесь, это просто чудо». А он ответил: «И то, что я здесь, тоже чудо». А я тогда сказал жене: «Может расскажешь господину президенту что-нибудь о себе?» В опасных передрягах сам я оказывался не раз, но моя жена Мари была еще смелее! В шестнадцать лет она бежала из Львова в Варшаву. Там одна полька прятала ее мать и семилетнюю двоюродную сестру Нину в большой хлебопекарной печи. Моей будущей жене удалось вытащить их оттуда и спасти от верной смерти. Польская женщина за молчание получила деньги, понятно, что рано или поздно она бы донесла…

    Стоит отметить, что на всех светских мероприятиях Браунер неизменно появлялся вместе со своей обворожительной супругой Марией. Кстати сказать, мог и совсем не появляться, демонстративно, когда знал, что встретит там кого-нибудь из бывших режиссеров Третьего рейха, например, Файта Харлана. Марии, чтобы пережить Холокост, пришлось осветлить волосы и прикинуться польской католичкой «арийского» происхождения. Она оказалась на принудительных работах на военных заводах в Ганновере, а потом, намеренно травмировав себя, стала помощницей в лазарете… К сожалению, сегодня ее уже нет в живых.

     Артур Браунер и его супруга Мария в Берлине
    Артур Браунер и его супруга Мария в Берлине (2012) / фото: © Brauer Photos

    Разве можно сейчас представить, как это все происходило тогда… Вы можете поверить, что убийцы однажды бросили тело еврейского мальчика в жидкий навоз? Или как один майор, а может, капитан, не помню уже, сказал евреям, что завтра придет поезд и нужно для работы набрать 1200 человек. Мол, поедем на Восток, а по окончании войны вернемся обратно. В тот момент я заметил, как его адъютант, или кто он там был при нем, самодовольно ухмыльнулся. Я понял, что это ложь. Выбрался из толпы и, оказавшись у туалета, спрятался там. Остальные сели в вагоны и, 24 часа спустя, превратились в пепел Треблинки. С того момента я не верю больше никому и никогда! Я всегда настороже, как только слышу сладкие речи.

    — Однако после войны вы снова вернулись в Германию, остались в Берлине. Стоило ли это делать?

    Поначалу мы собирались в Америку, к знакомым. Но дело затянулось из-за поручительства от одного родственника в США, которое было необходимо для приглашения. И тогда я решил, что пока сниму фильм, о котором мечтал, — «Идущие на смерть». Почему я так решил? Когда я возвращался в Германию на телеге польского крестьянина, мы заехали в лес. Поляк остановил лошадь и решил разыскать более короткий путь. Пока он куда-то ходил, я тоже слез с телеги, чтобы размять ноги, привязал лошадь к дереву и неподалеку увидел огромную яму. Это был чудовищный овраг со сваленными на дне телами расстрелянных людей. Там я заметил одного мальчика лет десяти-двенадцати, он лежал с открытыми глазами. Эти глаза! Они произвели такое впечатление, что даже направленный на меня револьвер не вызвал бы столько страха! Будто бы мальчик хотел сказать – не забывай нас… Тут я поклялся, что пока жив, никогда их не забуду! И держу обещание. «Идущие на смерть» стал первой лентой из множества других. 24 фильма о жертвах национал-социализма собраны сейчас в институте имени Гёте, их обязательно распространят в 150 странах. В Иерусалиме в Яд ва-Шеме открыли медиатеку под моим именем, где показывают эти фильмы. Киномузей во Франкфурте, Еврейский музей в Берлине также собирают фильмы в свою коллекцию.

     Кадр из фильма =Идущие на смерть= -1948-
    Кадр из фильма «Идущие на смерть» (1948)

    – Фильм «Идущие на смерть» Вы снимали в очень тяжелых условиях. Расскажите, как это было?

    Во время съемок постоянно чего-то не хватало. Не было не только еды, но и электричества. Без электричества кино не снимешь. Когда наш бензиновый генератор испустил дух, я попросил коменданта в Карлсхорсте протянуть для нас линию электропередач. У меня было ощущение миссии, я делал все возможное, чтобы ее осуществить. Но во время ночных съемок в Пренцлау и Эберсвальде свет все равно погас… Потом была сцена, в которой охранники концлагеря расстреливали заключенных. Для этого отрядили два десятка солдат Красной Армии, им пришлось переодеться в форму эсесовцев. Как только они начали стрелять, ко мне подбежал мой оператор — он на полном серьезе переживал за свою жизнь. Статистам тоже досталось. Дело в том, что холостых патронов не было, только настоящие! К счастью, никто не пострадал.

     Лекс Баркер - Тереза Лорка - Артур Браунер и фотограф Улла Хюбнер во время съемок фильма -Сокровище ацтеков-
    Лекс Баркер, Тереза Лорка, Артур Браунер и фотограф Улла Хюбнер во время съемок
    фильма «Сокровище ацтеков», осень 1964 года

    – Скажите, а какие отличительные черты у хорошего продюсера?

    Он как дирижер, который собирает вокруг себя самых талантливых музыкантов. При этом ему позволено вмешиваться, потому что он — первый, кто имеет ви́дение и живет тем, чтобы его осуществлять.

    – Герр Браунер, а сегодня Вы смотрите вестерны?

    Когда есть время, но только те, к которым у меня есть особый интерес. Например, вестерны с Клинтом Иствудом, старые вестерны с Робертом Тейлором. Вам известно, что мой вестерн «Олд Шеттерхэнд» в иностранном прокате шёл лучше всех других экранизаций Карла Мая, снятых Вендландтом? Почему? Потому что шутки Ральфа Вольтера и Билла Рэмси в этом фильме не такие плоские, как в других. Я попытался сделать так, чтобы фильм получил международное признание. Он принес больше двух миллионов. Во Франции «Олд Шеттерхэнд» шел под названием «Красные джентльмены» / Les Cavaliers rouges — так они обозначили Виннету и его апачей.

     Билл Рэмси в роли пианиста Тимпе во время съемок фильма =Олд Шеттерхэнд=
    Билл Рэмси в роли пианиста Тимпе во время съемок фильма «Олд Шеттерхэнд», ноябрь 1963 года / фото: © www.ramsey.de

    — Не потому ли фильм так хорошо прокатывался в других странах, что был ближе к традиционному вестерну?

    У Карла Мая нет книги под названием «Олд Шеттерхэнд». Это был совершенно оригинальный сюжет. Вот здесь, на террасе этого дома и родилась идея. Я привлек сценариста Ладисласа Фодора, и мы вдвоем размышляли, о чем же пойдет речь. Мы хорошо представляли, как сделаны другие фильмы «про Виннету», поэтому должны были изобрести нечто совсем иное. Изобретать нам пришлось долго, пока в какой-то момент не родилась история. Фодор сказал мне, что вот это и есть оно самое. Он десять или двенадцать лет проработал в Голливуде и очень хорошо ориентировался в теме. Сначала писать начал он, потом подключился Роберт А. Штеммле, и они стали работать вдвоем, пока, наконец, мы не сказали: теперь можно снимать.

     Бельгийский киноплакат к фильму =Олд Шеттерхэнд=
    Бельгийский киноплакат к фильму «Олд Шеттерхэнд» (1964)

    — Говорят, что режиссер Хуго Фрегонезе появился благодаря Гаю Мэдисону?

    Вполне возможно. Хуго Фрегонезе был очень хорош. Я больше заботился о Рике Батталлье, который понравился мне по другим фильмам.

    — Да, но с Риком было много проблем. Он часто выпадал из-за болезней…

    У нас – нет.

     Рик Батталья в роли Жута в фильме =Жёлтый дьявол=
    Рик Батталья в роли Жута в восточной «майевке» «Жёлтый дьявол» (1964)

    — И все же в «Виннету и Шеттерхэнде в Долине Мёртвых» он заболел, а во время съемок «Сокровища ацтеков» получил воспаление кожи…

    Уж не знаю, но в «Жёлтом дьяволе» / Der Schut (1964) он был в отличной форме.

    — А правда, что роль Жута в том фильме должен был исполнять Марио Адорф?

    Не уверен, не могу припомнить. Марио Адорф был бы хорош, но и Рик оказался не хуже. Вряд ли нашли бы кого-то лучше… Мы давно хотели пригласить его на роль в приключенческом фильме, но, увы – то у него что-то не ладилось, то срывалось у нас. Получилось позже.

     Австрийский актер Курд Юргенс
    Австрийский актер
    Курд Юргенс (1915-1982)
    — Был ли у Вас с ним долгосрочный контракт? Ведь продюсер Хорст Вендландт потом его ангажировал для «Виннету III»…

    Нет, с ним не было такого контракта. А вот с Гертом Фрёбе был. Двенадцать фильмов мы с ним сделали. Он был очень непростой человек, особенно по характеру…

    — А как Вам работалось с Курдом Юргенсом?

    С Курдом Юргенсом мы хорошо подружились. Кстати, мое прозвище «Атце» придумал он. Он меня здесь часто навещал. Пока гостил у нас, бывало, придет часа в три ночи, пошарит на кухне в холодильнике и принесет сюда что-нибудь поесть и выпить. Но меня он никогда не будил. Юргенс был очень деликатным человеком. Он говорил: «Я знаю, что не великий актер, как Отто Вильгельм Фишер, но меня любят так же, потому что доверяют и потому что для женщин, в пику Фишеру, я — хороший типаж». Но Вы еще не спросили про Хорста Вендландта, не уточнили, откуда все-же появились экранизации Карла Мая…

    — Благодаря его сыну Маттиасу Вендландту. Или это не так?

    Аа.. это басни. К тому моменту Вендландт проработал у меня уже шесть-семь лет руководителем кинопроизводства. Он был очень хорошим сотрудником. Я ему доверял, он был честен. В общем, молодец, тут ничего не могу сказать. Мы постоянно искали что-то новое для кино. Среди такого материала, ясное дело, был и Карл Май. Да много чего было, даже Кожаный Чулок из куперовского «Последнего из могикан». Но так получилось, что сначала сняли плохую экранизацию Мая, дешевую.

     Артур Браунер Мария Шелл и Отто Вильгелм Фишер
    Артур Браунер, Мария Шелл и Отто Вильгельм Фишер / фото: © CCC Filmkunst GmbH

    — Вы имеете в виду первые фильмы «восточной серии» 1950-х?

    Да. Мы тогда решили немного повременить, пока не схлынет негативная волна. Действительно была такая ситуация. Именно тогда Вендландт получил предложение от Пребена Филипсена из компании «Константин-фильм». Хорст предложение принял и забрал с собой идею. Ведь идеи никак не были защищены. То же самое потом было и с фильмами по Эдгару Уоллесу – у меня никогда не было прав на его произведения. Вендландт снимал в наших павильонах по три фильма в год. Я подумал, раз он снимает часть своих фильмов у нас на студии, — а тогда это могло стоить от 1,5 до 2 миллионов дойчмарок, — то почему бы нам все-таки не договориться о цене. В итоге вышел спор, после которого он перестал приходить на студию. Тогда я не дал комментириев, но позже, когда он покинул студию, я объяснил, как было на самом деле. Понятно, что после шести-семи лет работы у меня при смене фирмы он просто обязан был им принести с собой какие-то идеи — так делает сегодня, например, менеджер компании «Сименс» при переходе в другую компанию. Везде ожидают идей и инноваций.

     Хорст Вендландт - Альфред Форер - Артур Браунер - Берлинале 1967
    Хорст Вендландт, Альфред Форер и Артур Браунер на Берлинском кинофестивале (1967) / фото: © Heinz Köster

    — А Вы как-то ощущали, что Хорст Вендландт собирается уходить?

    Нет, уходить он не собирался. Никогда не забуду, как он объявил, что ему предложили не только больше денег, а еще и долю! Думаю, что на самом деле Филипсен предложил ему то же жалованье, что и у меня, а вот насчет доли в фирме… да, такое у нас он получить не мог. Только это и стало единственной причиной. Иначе бы он остался, ведь у меня он был руководителем всего производственного отдела. В то время в Германии он уже стал крупной фигурой. Я был удовлетворен на сто процентов и все ему передоверил, не вмешиваясь ни в какие материальные вопросы, потому что знал – могу на него положиться. С Карлом Маем он должен был действовать по-другому, он должен был спросить: шеф, – а он всегда называл меня шефом, – давайте найдем какое-нибудь соглашение, чтобы я забрал Мая с собой к Филипсену? Но он этого не сделал. Тщеславие играет большую роль в жизни человека!

    — Разве он не говорил, что тому, как не надо делать, научился у Браунера?

    Чепуха. Весь мой архив сохранен во Франкфурте – там все переговоры с ним, а также записи, если не ошибаюсь. Ничего не потерялось. Многие договоры он даже подписывал сам, в его руках было всё. Как он мог такое говорить? Ну, да ладно.

    – Герр Браунер, а как Вы обратили внимание на Лекса Баркера? Ведь это Вы пригласили его в ФРГ?

    Да. Кстати, Пьер Брис тоже был здесь, прежде чем стал Виннету. Он сидел на диване в этой комнате с Линдой Кристиан, своей подругой, и спрашивал, есть ли для него работа. С Лексом Баркером мы сделали 12 фильмов. Он тоже приезжал сюда с Титой, своей женой.

     Лекс Баркер в фильме 'Олд Шеттерхэнд'
    Лекс Баркер в вестерне «Олд Шеттерхэнд» (1964)

    – После приезда в ФРГ Лекса Баркера Вы сняли его в двух фильмах о докторе Мабузе вместе с Карин Дор. А Вы ему предлагали долгосрочный контракт?

    Мы были связаны дружескими узами, никаких дополнительных контрактов. Только раз возникла проблема, когда его менеджер потребовал деньги за два фильма, которые изначально задумывались как один. Оказалось слишком много киноматериала.

    – Вы имеете в виду «По дикому Курдистану» и «В империи Серебряного льва»?

    Да.

     Кадр из фильма 'По дикому Курдистану'
    Кадр из фильма «По дикому Курдистану» (1965)

    – Но Пьер Брис имел контракт с Хорстом Вендландтом с 1962 года, а Вы начали снимать «Олд Шеттерхэнда» через год. Вы обратились к Вендландту по поводу Бриса, и тогда произошел обмен: Эльке Зоммер приняла участие в фильме «Среди коршунов», а Вы получили Пьера Бриса для «Олд Шеттерхэнда»…

    Вот уже десять лет, как Вендландта больше нет… Вначале он бесспорно имел большой успех. Но он хотел славы все больше и больше, пока не стал ощущать себя ангелом или полубогом. С ним невозможно было даже разговаривать, как и с его сотрудниками. Пока его не постигли четыре неудачи подряд. Для него это было ужасно…

    – Фильм «Олд Шеттерхэнд» шел в кино в 1964 году и стал самым дорогим из всех «про Виннету»…

    Скажу только, что «Бравый солдат Швейк» и «Олд Шеттерхэнд» стали самыми успешными. «Швейк» был успехом как с художественной, так и с коммерческой точки зрения. «Олд Шеттерхэнд» — с коммерческой.

    – Музыку написал Риц Ортолани, а почему не Мартин Бёттхер?

    Хуго Фрегонезе так хотел – фильм сразу был рассчитан на международный прокат.

     Итальянский композитор Риц Ортолани
    Итальянский композитор Риц Ортолани, написавший музыку к фильму «Олд Шеттерхэнд»

    – Но именно Вы когда-то заключили первый контракт с Мартином Бёттхером?

    Да, я работал с ним с удовольствием. Он очень приятный, душевный человек.

    – Разве не фанфары Бёттхера звучат при показе эмблемы Вашей студии с движущимся глобусом во время заставки перед фильмами?

    Вы знаете больше, чем я (смеется).

     Фирменная заставка кинокомпании Артура Браунера CCC-Film
    Фирменная заставка кинокомпании Артура Браунера CCC-Film / Central Cinema Company / CCC Filmkunst

    – Тогда круг замыкается. Последнюю «майевку» «Шеттерхэнд и Виннету в Долине Мертвых» сняли именно Вы, и снова на экран вернулась романтика старых фильмов. Музыку снова сочинил Мартин Бёттхер. Его любимая композиция из фильма – «Мелодия Гранд-Каньона», и он сказал мне, что и Ваша — тоже. Это правда?

    Да, это так.

    – Вы пошли на риск. Последние фильмы «Апаначи» и «Файерхэнд» не имели большого успеха. С «Файерхендом» Вендландт вообще повернулся в сторону итальянского спагетти-вестерна. А Вы почему-то снова обратились к Харальду Райнлю…

    Харальд Райнль был профессионалом. С такими людьми можно спать спококйно, у них не бывает неудач.

     Кинорежиссер Харальд Райнль (1908 - 1986) с супругой Карин Дор (1938 - 2017)
    Кинорежиссер Харальд Райнль со своей супругой Карин Дор (середина 1960-х гг.) / фото: © dpa

    – Во время съемок «По дикому Курдистану» произошло множество конфликтов, когда Вы вылетели в Альмерию с режиссером Францем-Йозефом Готтлибом…

    Это было ужасно! Мы пробовали подряд трех режиссеров, чтобы закончить фильм!

    – Был ли Готтлиб виноват в том, что фильм стал слишком длинным и его не закончили вовремя?

    Нет, виноваты партнеры из Испании. Они пытались нас шантажировать. Они получили деньги, как договаривались. А потом заявили: денег больше нет, нужно еще, иначе нам лошадей не предоставят. М-да! Хорошо помню одну сцену во второй части под названием «В империи Серебряного льва». Это сцена, в которой герои поднимаются на воздушном шаре. Наш партнер, дав согласие и получив деньги, не смог обеспечить нас воздушным шаром. У многих актеров на руках уже были контракты на другие проекты. Время безвозвратно упущено — что было делать? Мы думали, что прогорим. Оба фильма, обе части, стоят целое состояние, а тут не могут раздобыть воздушный шар… Потом в Берлине на горе Тойфельсберг мы все же сняли сцену с большим воздушным шаром. Расставили там пальмы, привезли белый песок… Сумасшедшие деньги! Но мы сумели вовремя сдать оба фильма. Вот это было кино!

     Пьер Брис в фильме =Олд Шеттерхэнд=
    Пьер Брис в вестерне «Олд Шеттерхэнд» (1964)

    – Если бы Вы не получили Пьера Бриса для фильма «Олд Шеттерхэнд», тогда может в роли Виннету снялся бы Алан Тиссье?

    Без Пьера Бриса скорее всего вообще ничего бы не получилось.

    – Как у Вас оказалась Мари Версини? Не потому ли она сыграла в трех Ваших «восточных» фильмах, что имела большой успех после роли сестры Виннету?

    Нет, она хорошо подходила для нашей роли. Георг Маришка и я, мы оба хотели ее взять.

     Мари Версини на кинопремьере 1966
    Мари Версини на кинопремьере (1966)

    – Герр Браунер, Вы, будучи большим кинопродюсером, осчастливили многих. Стали бы Вы делать то же самое, если начать все сначала?

    Если бы я мог прожить жизнь заново, все равно остался бы при своем «кинобезумстве». Конечно, у меня было много фильмов, которыми я разочарован. Но я просто вынужден был их продюсировать — ведь наши кинопавильоны приходилось наполнять! В иные времена у меня имелось до 500 сотрудников… Снимали мы иногда и кино, скажем так, «средненькое». И все же стыдиться не стоит. Должен сказать, что в большинстве случаев я удовлетворен, каждый раз я чему-то учился и шел дальше. Мои дети и внуки, думаю, меня любят. У меня была прекрасная супруга Мари. Любой мужчина, проживший со своей женой 71 год, настоящий счастливчик.

     Роми Шнайдер в фильме -Прохожая из Сан-Суси-
    Роми Шнайдер в фильме «Прохожая из Сан-Суси» (1982)

    – Кто Ваши любимые кинозвезды?

    Фильм «Прохожая из Сан-Суси» / La passante du Sans-Souci (1982) мог появиться только с Роми Шнайдер в главной роли. Без нее фильм бы не состоялся. К тому моменту убедить Роми что-либо сыграть было очень трудно. Тогда у нее трагически погиб сын, а в «Прохожей» ей предстояла роль матери мальчика примерно такого-же возраста. Были очень долгие переговоры. Помогла только сила убеждения моей жены.

    – А кого еще все-таки Вы можете назвать?

     Лоуренс Харви в фильме =Битва за Рим=
    Лоуренс Харви в фильме
    «Битва за Рим» (1968)

    В старом фильме «Битва за Рим» / Kampf um Rom (1968) сыграли мировые звезды Орсон Уэллс и Лоуренс Харви. Первый — единственный актер в моей карьере, подаривший мне золотые часы Картье. Я их недавно передал моему сыну. А Харви был великолепным человеком, и я собирался работать с ним еще. Он должен был принять участие в одной киноистории по произведению Олдоса Хаксли, а потом я планировал еще три проекта. Но рак свел его в могилу в 45 лет.

    – По каким критериям Вы выбираете режиссеров?

    Я полагаюсь на собственный вкус и вижу, какой режиссер какому жанру лучше подходит. Роберт Сиодмак сделал со мной 9 фильмов, столько он не сделал ни с одним продюсером. С Паулем Мартином мы сняли 22 ленты. Но есть режиссеры, с которыми я работал только один раз. Например, совместная работа с американцем Джеффом Канью над фильмом «Бабий Яр» /Babij Jar — Das vergessene Verbrechen (2003) была ужасна. Он думает, что умнее всех европейцев вместе взятых. При этом он профессионал, но ремесленник. Его порекомендовал мне Керк Дуглас, который сам должен был играть в «Бабьем Яру» одну из главных ролей, но потом ему пришлось отказаться из-за проблем со здоровьем. Дуглас раньше вместе с Бертом Ланкастером снимался у Канью в криминальной комедии «Крутые ребята» / Tough Guys (1986). В общем, мы сняли фильм за восемь недель в Белоруссии. Я его посмотрел, и он показался мне неплохим. Но кто мог предположить, что Канью способен срежессировать мало-мальски интересный фильм только при определенных условиях и только в Лос-Анджелесе…

    – Великий Керк Дуглас тоже перешагнул столетний рубеж. Вы поддерживаете контакты с ним?

    Да, мы иногда слышим друг о друге. Я рад, что Кирк чувствует себя хорошо. Мы оба не можем поверить в то, как быстро пролетело время.

    – А с кем еще из режиссеров Вы никогда не стали бы больше работать?

    Об этом не думал. Могу только сказать, с кем я еще хотел бы поработать: с Агнешкой Холланд и Иштваном Сабо. И с Фрицем Лангом, если бы он был жив…

     Польский кинорежиссер Агнешка Холланд во время съемок
    Польский кинорежиссер Агнешка Холланд во время съемок / фото: © R.Palka

    – Как Вам удается сохранять себя в форме?

    Это заслуга моей супруги, которая всю жизнь была одной-единственной. Питание, конечно, очень важно. Никаких жиров. Вот рыбу я не особо люблю, но все-таки это здоровая пища. Да, еще — никогда не мою лицо с мылом (смеется). Оно сильно сушит кожу, использую только крем. Много гуляю пешком. А еще много работаю. Вот, видите, и сегодня сижу в конторе. Но в этом и есть жизнь, только проходит она слишком быстро.

     Артур Браунер во время сеанса одновременной игры с Виктором Корчным
    Артур Браунер во время сеанса одновременной игры с обладателем шахматного «Оскара» Виктором Корчным
    в местечке Фредерсдорф под Берлином (2006)
    Использованы отрывки из интервью: Ральф Бауш / Ralf Bausch, Уве Киллинг / Uwe Killing, Марк Айрапетян / Marc Hairapetian, а также материалы Клавдии Диллманн / Claudia Dillmann из Немецкого института кинематографии во Франкфурте (DIF)

    Перевод с немецкого — ©

     
    *** © Winnetou.Ru При полной или частичной перепечатке материалов ссылка (гиперссылка) обязательна

    ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ

    Июл 30

    Артуру Браунеру - 100 лет!

    СОБЫТИЯЮбилеи

    Он — продюсер самой дорогой «майевки» «Олд Шеттерхэнд» (1964), имевшей, по его собственному признанию, больший финансовый успех за рубежом, нежели любая лента Хорста Вендландта. Подумать только — знаменитейшему немецкому кинопродюсеру Артуру Браунеру 1 августа 2018 года исполняется 100 лет!


    ДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ





    ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ